пятница, 29 июля 2016 г.

Прощай мой "Кэмин" de la Côte-Saint-Luc...


Вот и попрощались мы с "полосатым" районом в конце мая, приютившим нас у себя на три года  и успевшим за этот немалый срок не раз по-разному испытать. Одним словом: мы переехали. 

Не отклоняясь от старых привычек, продолжаем ходить только в "трениках". 


:)

Увы, последний CSLовский тренд - "без штанов в BMW" или эконом-вариант "без штанов в Canada Goose" в этом сезоне нам оказался не по ряхе. Ждем новых сезонов.  :)

Если же говорить серьезно, то все легенды о CSLовском дресс-коде,  байках про русских алкоголиков и гопников - вещь изрядно надуманная, приукрашенная, преувеличенная (и много других при- и пре-) все теми же самыми иммигрантами, скорее всего никогда не жившими в этих краях. Факт, в Côte-Saint-Luc запросто встретить дядю с пейсами в кипе или штраймле, нежели пьяного русского гопника в трениках. Ну, или просто пьяного и просто русского. По-отдельности их и то сложно встретить! 

Говоря о "трениках", кстати, в них ходят местные - Adidas же все-таки. Однако, последние предпочитают сочетать их все-таки с кроссовками; наш Бомонд в казачках и подстрелянном кожзаме местным особо не писан. По крайней мере за три года жизни в КСЛ, конкретно в нашем "микрорайоне", а речь идет о небольшом пятаке, граничащем с Westminster, подобные индивидуумы мне ни разу не попадались. Есть подозрение, что все они стали нормальными пацанами, накопили на неподдельные "abibas"-ы и укатили на ржавых мерседесах. 

Для тех, кто все-таки не жил в этих краях, но знает о районе понаслышке, пролью я свет на эту небольшую иммигрантскую неясность, кто конкретно населяет КСЛ. Исторически КСЛ - это мощный англофоно-еврейский анклав со своей Синагогой, школами, парками, библиотеками и диаспорами, не говоря уже об уникальном департаменте скорой медпомощи, прибывающей на место происшествия якобы быстрее обычного уржанса (Urgence - скорая). Можно долго продолжать о преимуществах этого чистого и красивого городка.

Впервые в КСЛ, например, я увидела, как на улицах моют не только обочины дорог, но даже перила пешеходных мостов (а этим летом вместо того, чтоб мыть, решили их просто отмыть поменять). Причем моют не как у нас мыли бы - бабки с ведрами, а огромной махиной. Одним словом, муниципалитет здесь аккуратно работает. Нельзя не упомянуть и заботу об общественной безопасности: колоссальное количество местного секьюрити патрулирует вдоль улочек и парков, вылавливая шаловливую детвору, купившую нелегальные для использования в Канаде питарды у индейцев в Канаваки, строго следя за порядком при том, что район сам по себе считается безопасным. Про красоту и ухоженность улиц и парков, обильное наличие зелени и просто растений я уже молчу. 

Тем не менее, среди иммигрантов это место славится как "русский район" и отнюдь не потому, что в нем имеется русский магазин с колбасой. Я полагаю, что все когда-то давно начиналось с иммиграции русских евреев в эти края, а потом - по накатанной. Причем русским районом считается именно за наличие бетонных высоток (или просто "бетонок"), которые наиболее охотно заселены нашими соотечественниками по большей части из-за банальной привычки, ведь каждый человек на чужбине старается воссоздать привычные для себя и комфортные условия. Поэтому русский магазин под боком, рижские шпроты и бетонные стены как никогда лучше создают эту иллюзию родной атмосферы на первых порах. 

Несмотря на эти прелести бетонной жизни, я часто слышала мнение, что "русский район" вот уже 10 лет как испортился, хотя конкретно для нас он начал портиться всего примерно год назад. Причем, если для одних причины съехать были исключительно мультикультурного характера (обильная и успешная иммиграция не русскоговорящих), то наши причины оказались гораздо банальнее - обильная и успешная миграция германских тараканов в нашем доме на шэма Kingsley (или Кэмин, как называет наш франконеговорящий джипиэс). Короче, иммиграция прусаков, если без высокопарностей. А уж в каком чемодане они сюда иммигрировали, нам было как-то без разницы.

Если не учитывать последних товарищей, то остальное время в нашей бетонке на Кингсли нам жилось относительно неплохо: всех приличных соседей в соседних квартирах мы детским плачем и криками выжили практически сразу. Да и после квартиры по соседству чудным образом долго не сдавались, поэтому большую часть времени рядом с нами никто не жил. Нам довелось пережить смену порядка 2-3 менеджеров и полного рабочего персонала, который трижды менялся. Вот, где хорошо получать первый опыт - компания известная и большая, но увы, текучка тоже. Мы даже застали смену и установку новых лифтов в доме, возможно даже впервые. И только санитары леса, мелкие муравьи, сумели противостоять нашей артиллерии на протяжении всех трех лет. Так близка с природой я не была даже на кемпинге, как в  нашей квартире на девятом этаже! Несмотря на то, что в моем арсенале имелись все элементы канадского рынка, с муравьями с годами проще оказалось просто сдружиться. 
Последние полгода я буквально окунулась в проведение гастрономических опытов, на основании которых мне удалось в очередной раз убедиться в том, что Органик (он же Биоложик) - это маркетинговое фуфло. Сначала я думала, что вкусовые пристрастия насекомых зависят от наличия сахара в составе, но увы, мурашы от Органика скромно отказались в пользу неОрганика одной категории продукта, одного производителя. Плюс эксперимента только в том, что два продукта, вероятно, все же отличаются и возможно расфасованы не из одной бочки, как предполагалось :). Сперва я шутила на эту тему, но потом, некоторые знакомые стали воспринимать меня всерьез и буквально просили протестировать на муравьях "вооон тот хлебушек, что мы сегодня с тобой купили" :). Было даже весело. 

Кстати, идеальное средство против муравьев, которое действительно работает на пять звезд. Единственное "но" - средство для частных домов.


Безусловно с муравьями в доме бороться надо и по праву травлей обязан заниматься хозяин дома или компания. Для этого достаточно пожаловаться и соответствующая служба приедет с полным обмундированием. Но поскольку мы каждый год верили, что он последний в этой квартире, то мне не хотелось никаких химикатов, политых по всей квартире, пусть даже относительно безопасных. Более того, муравьи жили практически на каждом этаже и в каждой квартире нашего дома, поэтому требовалась определенная скооперированность, как в случае с прусаками. 

С травлей же немецких тараканов, как их тут величат, была отдельная история: для успешного результата от всех жильцов требовалось освободить всю кухню и шкафы ванных комнат, в которых обильно посыпали порошком борной кислоты, который нельзя было убирать в течение определенного времени. Но поскольку нас через два месяца ожидал переезд, мы подошли к вопросу более, чем серьезно, начав упаковку всех наших безделушек раньше положенного. Сперва я видела в этом один позитив, мол, соберемся не спеша, заранее, но вынеся все из кухни в зал, предварительно вынеся себе мозг вопросом "откуда все это и куда все это деть?!", и обложившись всем этим добром как в катакомбах... пожалуй, у цыганского табора порядка и места побольше было бы. Мы, буквально, как на островке, плавали на своем матрасе (а зал и был нашей спальней с некоторых пор в нашей 3,5 - "двушке"), окруженные зловещей кухонной утварью. Игорь порой шелково поглядывал на меня, лежащую возле скалки и стопки сковородок всевозможных диаметров, а я смотрела на все это количество бытовой техники и думала про себя, что у нас на родине все эти агрегаты спокойно заменит одна баба Зина, и то, еще сил останется на полотер, подзатыльник и компресс. Хорошо только, Игорь об этом не догадывается, оплачивая энную прихоть-мешалку.

Одним словом, из этого дурдома хотелось бежать без оглядки; уму не постижимо, как можно было так обрости вещами за три года?! Что тут говорить про до и пост-советские времена с дефицитным хламом, сваленным до перил балконов верхнего соседа - это ведь нажитое веками и дважды переданное по наследству! Нам однозначно требовалось что-то менять: либо сокращать количество, либо увеличивать площадь, либо менять мышление.

Но ни тесная квартира, ни внезапные тараканы, ни уже родные до души муравьи не были тем окончательно сработавшим триггером к переезду год назад, как появление домашних питомцев в нашем доме. Нет, я вовсе не противница друзей наших меньших, но после того, как компания поменяла policy в нашем доме, допустив проживание животных для большей привлекательности, за стенкой нашей псевдоспальни поселился зоопарк, живший своей отдельной жизнью, в частности ночью.
Мало того, что новый жилец промышлял Гербализмом (не путать с Гербалайфом),  в качестве охраны он завел себе парочку ротвейлеров, которых он забывал не только выгуливать, но еще и кормить. Сложно было представить, что тогда происходило за стенкой в квартире 902, но судя по едким запахам  и веселому хохоту, просачивающимся через щели розеток и встроенных шкафов, хозяин собак и его клиенты чувствовали себя превосходно, в то время как питомцы сильно исхудали и от этого, по-моему, пуще злились, в особенности по ночам. Сперва я жаловалась в офис нашей компании о происходящем, но меня вежливо отправили жаловаться в полицию, куда я все-таки обращаться не решилась. Впрочем, кто-то это сделал за меня. Точнее, кто-то набил морду соседу-гербалисту, после чего уже нарисовалась полиция, а вдобавок еще и скорая помощь, на которой соседа увезли. 

Весь этот блокбастер, к счастью, мы пропустили, отбывая себе спокойно на кемпинге. Соседка уже после рассказывала, как полиция стучала в квартиры и искала очевидцев, разумеется стучали и к нам пока нас не было. Я застала лишь уже оклемавшегося соседа с синюшным лицом, волокущего разодранный в клочья диван по нашему коридору. Хоть мне и стало искренне жалко этого избитого улыбчивого парнишку в тот момент, свое ликование я едва сдержала, подметив ему, что "собачки его явно голодали". Остается толко догадываться, что там произошло в ту самую, роковую для него, ночь - обыскивали ли его квартиру или правда собаки диван подрали? В любом случае, парню пришлось съехать раньше положенного срока, не без участия полиции, я думаю. Но надо признаться, все соседи наконец облегченно вздохнули, в том числе и я, успевшая за эти полгода запомнить всех клиентов в лицо. Один экземпляр вобще поднимался на девятый этаж исключительно пешком и с велосипедом; наслушался, видать, иммигрантских историй о "русских в трениках",  испугался, что колеса или сидушку скрутят, или угонят поди. Мы это умеем.

И несмотря на все пережитые неприятные моменты за три года, мне было очень грустно съезжать, ведь  здесь начинались наши первые шаги уже второй жизни. Все-таки столько всего происходило у нас в тех местах и тех стенах, которые за этот относительно немаленький срок успели стать почти родными. Последнее время мы периодически старались прогуливаться по знакомым до каждого бордюрчика улочкам, где мы всегда гуляли раньше, когда не было машины,  размышляя и философствуя, чтобы еще раз вспомнить все пережитые волнительные моменты в процессе адаптации, ведь каждый дом и угол улицы имел ассоциацию с определенным периодом нашей жизни: вот тут мы мечтали о будущем, а вот тут тебе позвонили  с предложением первой работы, а вот отсюда эвакуировали нашу машину по ошибке за два часа до вылета в Россию. 

Многие, кто переезжают, в частности из КСЛ, обычно сияют от счастья - ведь переезд чаще всего означает превзойти определенный жизненный рубеж; ведь как правило люди меняют обстановку чаще всего на что-то лучшее. Однако, если бы перед нами стоял вопрос выбора  рентованного жилья в другом районе, мы бы, наверное, предпочли остаться в КСЛ, но переехать в другой дом - уж как-то больно мы прикипели к тому месту. По крайней мере так нам тогда казалось. Ну, а поскольку переезда нам было все-таки не миновать, то на память я предложила запечатлеть пару семейных фото, так как в ближайшее время белые стены в квартире нам больше не предвиделись. 


И все же есть те, кто остаются в КСЛ и на долго. Долго - это 10 лет и более. Знала я таких старожилов, которые учились, работали и жили себе припеваючи в бетонках, не желая ничего менять. Эти бетонки стояли у нас по соседству и принадлежали местным евреям, которые потоком принимали иммигрантов на более выгодных условиях рента (допустим 650$ за 3,5 против 750$ за эти же 3,5 в наших бетонках). Ходят сплетни, что раньше кандидаты в такие дома проходили жесткий фейс-контроль и по знакомству, да и попасть в них было сложно из-за отсутствия пустых квартир, посему основные старожилы оставались в этих домах на долго. 

На сегодняшний же день, на фоне отсутствия дефицита и при наличии легкой доступности жилья повсеместно на любой вкус и карман, такую квартиру "в доме у Майкла" может снять каждый, даже полевая мышь, поселившаяся на пятом этаже у моей приятельницы. Сложно сказать, что хуже - мыши в квартире или муравьи с тараканами. Наверное только клопы. Но надо четко понимать одно, что такое положение дел типично не только для бетонок КСЛ, но и в целом для любых домов с иммигрантами, а может и не только. К сожалению, сложно подобрать правильных не только по чистоплотности, но и в целом правильных людей, впрочем как и правильный дом с правильным "управдомом". 

Тем не менее, мы искренне будем скучать, наш "Кэмин" de la Côte-Saint-Luc: по улочкам твоим, по вечно толпящимися остановкам 103-его автобуса, по твоим паркам, по блондинкам в парках и по звучанию русской речи, вперемешку с ивритом, украинским и молдавским.



П.С. фотографии выложу позже. :)

1 комментарий:

  1. С переездом! С новосельем!
    Я все ждала, что будет рассказ про новое место, но видимо, это интрига ;) Жду такого же красочного описания про новое место жительства! )))

    ОтветитьУдалить